Медиа-мнения

IMHO | Медиа-интервью | Мнение Media-day.ru | Кинорецензии

30 октября 2011 года, 21:03
Фото: mediabistro.com

  Код вставки в блог

Главный редактор the Wall Street Journal: Мы все должны перестроиться

С 2012 года американская деловая газета the Wall Street Journal хочет приучить немецких читателей платить деньги за онлайн-контент. Роберт Томсон, главный редактор американского издания и сподвижник Руперта Мердока, хочет при помощи "комбинации экспертных новостей и ноу-хау" выделиться среди немецких изданий-конкурентов. Редактор самой тиражной газеты Америки в интервью немецкому порталу MEEDIA: "Не исключено, что будущее будет по большей части  цифровым".

В январе 2012 запускается немецкоязычный сайт Wallstreetjournal.de, интернет-вариант бизнес-газеты, ориентированный на немецкий рынок. Как и у американского собрата не весь контент на сайте будет бесплатным. За полный доступ читатели должны будут платить. Это часть воспитания читателей в сети, считает Роберт Томсон, который возглавляет газету с середины 2008 года. Он убежден в успехе проекта: "Во всем мире существует большой спрос на то, что мы делаем". И немецкоязычные информационные сайты "не такие современные, какими они могли бы быть".

"Журналисты должны больше размышлять над тем, что, почему и как они делают. Всем необходимо перестроиться. Мы должны ориентироваться на то, как люди ищут и находят контент", - говорит Томсон. Пользователи должны просто находить контент, издательства - сделать ценообразование простым, чтобы онлайн-журналистика стала бизнес-моделью. Цель - "максимизировать ценность контента". Тираж the Wall Street Journal в США составляет 2,1 млн экземпляров, включая печатную и онлайн-подписку. Чистый тираж печатной версии 1,6 млн, причем значительная часть подписчиков подписана и на онлайн-версию.

Развитие газеты после того, как в 2007 году ее приобрела News Corp Руперта Мердока, Томсон считает успешным: "Честным будет сказать, что газета к моменту поглощения была не в лучшей форме. Был дефицит в управлении и видении". Теперь есть и то и другое. 50-летний Томсон начинал свою карьеру в Мельбурне в газете Herald. Он работал корреспондентом Financial Times в Пекине и в Токио. Позже стал редактором издания выходного дня и, наконец, поруководил американским изданием бело-розовой бизнес-газеты. Когда в 2001 году на должность главного редактора FT был назначен Эндрю Говерс, Томсон ушел главным редактором в лондонскую the Times, принадлежащую корпорации Руперта Мердока. После поглощения Wall Street Journal корпорацией News Corporation Томсон стал издателем в материнской компании Dow Jones & Company. Он также является редактором информационного агентства Dow Jones.

Томсон остается в тени, описывает в журнале New Yorker его портрет журналист Кен Аулетта, характеризуя глареда the Wall Street Journal как решительного, приятного и очень интеллигентного. Со своим шефом и другом Мердоком, который является крестным двух детей Томсона, он разделяет "неприязнь к людям с влиянием, которые получили его незаслуженно", цитирует Аулетта одного из друзей Мердока. Перед интервью Томсон сам приготовил себе эспрессо. Так много времени уйдет на это, сказал он и отказался от предложения коллеги принести ему напиток. Мужчина, который часто носит очень узкий галстук к темному костюму, усаживается напротив собеседника - "так мы сможем лучше друг друга видеть".

- Зачем немцам немецкоязычный сайт Wall Street Journal , если есть другие сайты - Handelsblatt, Financial Times Deutschland, агентства Thomson Reuters, Bloomberg, наконец, сайт газеты на английском?

- Все названные издания играют свою роль в немецком медиаландшафте. С некоторыми мы немного конкурируем, но не со всеми. У нас есть 2100 журналистов по всему миру, включая команду в Германии. Они будут снабжать немецкоязычных читателей информацией со всего света. Многие компании, в которых работают наши будущие читатели, ориентированы на экспорт товаров. А мир становится все более сложным.

- Можете привести пример, как газета поясняет этот мир?

- Как бизнесмену вам надо иметь много источников информации. Прежде всего, таких, которые разделяют тренды и могут их объяснить. Возьмем, например, внешнюю торговлю Бразилии с США и с Китаем. Традиционно объем бразильского экспорта в США был выше, чем объем экспорта в Китай. По данным китайцев, с прошлого года все изменилось. Это небольшой, но значимый пример на карте мировой экономики. И здесь в игру вступаем мы.

- Другие СМИ из тех, что названы, разве работают не так же?

- Не как мы. Мы привнесем на немецкий рынок наш опыт, то, что касается управления одним из успешнейших веб-сайтов. Немецкие веб-сайты уже в порядке, но они не настолько современные, какими могут быть. Комбинация наших новостей с экспертными мнениями и нашим ноу-хау создает отличие.

- Предложение для немецких читателей, которые захотят иметь полный доступ к сайту, как и в американской версии, будет стоить денег.

- Да, у нашей американской версии есть сайт-гибрид. Пользователи, которые хотят иметь доступ ко всем видам контента и читать его на любых устройствах, должны за это платить. Красота этой конструкции в том, что мы достаточно гибкие, где вводить платный доступ. От некоторых текстов мы хотим, чтобы они работали как маяки, которые увидели бы как можно больше читателей. Для подобных текстов на следующий день после их выхода мы можем ограничить доступ. Этот принцип может показаться кому-то неудовлетворительным. Но мы также воспитываем людей: за высококачественный контент вы должны платить деньги.

- Журналистам тогда надо постоянно задумываться, будет ли текст, над которым они работают, предлагаться читателям за бесплатно или за деньги?

- Хороший вопрос. Это не совсем рационально, позволять журналистам принимать финансовые решения. Но они должны решать, какую относительную ценность имеет их текст для читателей. Это означает следующее, вы не должны говорить, что текст стоит каких-то денег. Но вы принимаете нормальное решение как редактор или главный редактор - какие тексты предназначены для всех, какие экономические заметки для основных читателей, к каким текстам можно ввести платный доступ? Такие решения принимаются сегодня во многих медиакомпаниях. Когда у нас есть заметка-сенсация о торговле валютой, мы ее сначала выдаем на специальные разделы для клиентов, интересующихся торговлей валютой. После этого на информационный раздел, затем на сайт и, наконец, мы ставим историю в печатную версию. Речь о том, чтобы максимизировать ценность контента.

- Как много времени требуется для СМИ, чтобы привыкнуть к такому порядку?

- Это ежедневная работа, еженедельная, ежемесячная. В конце концов, она войдет в кровь и плоть редакторов.

- Конечно, это возможно только в случае, если возникает бизнес-модель.

- Понятное дело. Если бизнес-модель будет нежизнеспособной, тогда скоро не останется журналистов (смеется).

- Если модель платного контента не вводится, то журналисты вымрут - как считаете?

- Так могло бы быть дальше, но ситуация была бы иной. Независимо от бизнес-модели имеет значение следующее: люди ценят содержание. И если мы не ценим содержание, тогда у нас появляются проблемы.

- Как много платных пользователей вы хотите для Wallstreetjournal.de?

- Много миллионов (смеется).

- Спрашиваю, потому что подписной бизнес (количество подписчиков на экономическую информацию) скорее сокращается, чем растет.

- Это верно в отношении печатной газеты. Но в Германии мы не делаем немецкоязычный печатный продукт.

- И не будете?

- Мы будем развивать разные интернет-предложения. Некоторые пользователи будут в среднем платить больше, некоторые - меньше. Пользователи должны легко находить контент. А мы должны сделать простым ценообразование. И то, и другое становится технически все более легким.

- Недавно вы сказали, что Journal стоит перед цифровой экспансией в Европу. Запуск немецкого сайта - часть большого плана агрессивно зайти на рынки?

- У нас есть собственные предложения в Китае и в Японии, мы запустили очень маленький сайт в Корее. Даже этот сайт с небольшим количеством контента привлекает до 2,5 млн уникальных пользователей в месяц. Во всем мире существует большой спрос на то, что мы делаем. Конечно, такие проекты, как немецкий, необходимы, на нем будут не просто переводные заметки. Поэтому мы пригласили великолепных журналистов. Что касается других стран, в которых мы могли бы запуститься - об этом я не говорю.

- Информагентство Dow Jones Newswires с запуском сайта Wallstreetjournal.de перестраивается. Редакции будут интегрироваться.

- Требование для местного редактора - извлечь оптимальный состав из редакций. Клиенты агентства должны быть довольны, поток новостей будет так управляться, что сайты не будут конкурировать. Журналисты должны больше размышлять на тему, что, почему и как они делают. Всем нам необходимо перестроиться. Мы должны ориентироваться на то, как люди ищут контент и находят. Возьмите iPad. Много людей читают теперь по утрам с его помощью газеты, почти как раньше читали печатные газеты. В течение дня его использование снижается и растет посещаемость обычного сайта. После обеда пользователи снова обращаются к своим планшетникам. Вы читаете статью, которую хотели прочитать днем, но не успели.

- Эндрю Лангхофф, издатель Wall Street Journal Europe, недавно ушел в отставку. Значительная часть тиража газеты продавалась фирме (тираж продавалася по бросовой цене аффилированной компании, таким образом читалей вводили в заблуждение о размере тиража - Прим. Media-Day.ru). Об этом вышли две статьи в газете, причем читателям не говорили о связи между упомянутой фирмой и газетой. Это удар по доверию к Journal в Европе.

- Эндрю ушел, потому что обнаружил нарушения редакционной целостности. Он вел себя достойно. Что касается тиража. Я не могу отвечать за издателя, но мы постоянно правдиво указывали прочие продажи Wall Street Journal Europe (так называемые спонсорские экземпляры или по-английски "bulk" - Прим.ред). Они были, и их проверяло Бюро по аудиту тиражей.

- И все-таки, этот случай, открытый британской газетой the Guardian, не повредил репутации Journal?

- Ладно. Статьей об этом нам хотели навредить. Guardian - это газета, которую делают активисты. Каждый это знает.

-Вы не воспринимаете Guardian всерьез?

- Они себя сами воспринимают очень серьезно.

- С середины 2008 года, как вы заменили Маркуса Браучли (сейчас работает главным редактором the Washington Post), газета сильно изменилась. В ней много контента, который выходит за рамки чисто экономического, даже конкурируете, нападаете на New York Times и ...

- Никакого нападения не было. Забавно говорить о таких вещах, только и всего.

- Эксперт по Мердоку Майкл Вольф написал, что в Journal долго говорят о том, чтобы покончить с New York Times.

- Раз Вольф пишет такие статьи, это так.

- Journal сильно изменилась. Что вы вынесли из процесса перемен?

- До этого трехлетнего периода были моменты, когда в газете печатали немного международных сообщений. Сначала мы увеличили количество страниц. Сегодня у нас шесть или семь страниц с международной тематикой. Для людей в бизнесе нет ничего важнее, чем понимать, что происходит в китайском правительстве и кто новый японский премьер. Мы расширили финансовый анализ в рубрике "Услышано на улице". Так мы улучшили содержание для существующих читателей и расширили его для потенциальных новых. Это была такая идея. Только подумайте, какой самый эффективный способ для наших читателей получать финансовые новости? Не с помощью печатной газеты. Было важно укрепить эмоциональную связь с читателями. Мы дали им дополнительную причину продолжать читать печатную версию.

- Другими словами: интернет - это будущее и единственный путь содержать печатные медиа, идти в мейнстриме?

- Я бы не стал формулировать так пессимистично. Мы не только поддерживаем печатную версию, мы ее развиваем. Спросите какого-нибудь читателя в Нью-Йорке, который читает газету для работы, какую газету он читает первой по утрам. Он ответит: финансовые и инвестиционные сайты. Но мы также знаем, что по утрам мы можем вести себя иначе. У нас есть спортивные колонки в газете. Если вы достаточно поспрашиваете людей, они подтвердят, что сначала читают спортивные колонки.

- Вы поддерживаете идею о том, что первая или вторая газета заменяется брендом, который в печатном и цифровом варианте содержит всю необходимую информацию?

- Нет, скорее нет. Источники информации у читателя очень фрагментированы. Мы знаем, что они идут в разные места в сети. У них сегодня может быть и шестая, и седьмая газета.

- Идея первой газеты исчезает?

- Мы хотим быть первой газетой для читателя, но знаем также, что есть и другие предложения. При этом бизнесмены охотно читают контент, который не связан с их бизнесом. Когда я в 1996 году работал в Financial Times, мы развивали издание выходного дня, это был большой успех. Этот опыт мне показал, что это возможно привлечь новых читателей в бизнесовую газету.

- В Германии это может работать очень ограниченно..

- Я работал в Великобритании и США, там это работало.

- Вы сподвижник Руперта Мердока. Почему он верит в медиа и в печатные газеты?

- Понимаете: его инвестиции делают возможным то, что Journal так хорошо развивается. Мы растем и процветаем во времена, когда другие газеты исчезают. Он инвестировал и в цифровое развитие, например, в приложения. Он убежден, что роль цифровых СМИ в будущем вырастет. Да, он любит печатные газеты. Что касается способа и метода, как мы распределяем наши ресурсы в бизнесе, то вы можете увидеть, куда все идет. Наш немецкий сайт - лучшее тому доказательство. Будущее по большей части будет цифровым.

- Скандал с прослушивание телефонов, который разрушил News of the World, повредил Journal?

- Нет. У нас нет ничего общего с этим.

- Шеф Dow Jones, который во время нелегальной прослушки возглавлял в Лондоне News International, ушел в отставку.

- Он начал возрождение Dow Jones. Честным будет сказать, что газета к моменту поглощения была в не самой лучшей форме. Был дефицит управления и видения. Он вернул эти аспекты в газету.

- В Journal есть что-то, что можно назвать геном Мердока?

- Есть вера в новости и великолепную журналистику, которая поддерживается инвестициями. Многие журналисты, которые судят о Journal, предполагаю, не читают газету. Мнение, которое действительно важно, есть у читателей, с которыми мы расширяем доверительные отношения. Вот это верный масштаб. Если ориентироваться на него, то у газеты настоящий успех.

Еще по теме

Wall Street Journal заговорит по-немецки в январе 2012

Комментариев: 0

 Комментировать

Имя:
E-mail:
Мнение:
Код:
Не забудьте заполнить все важные поля перед нажатием кнопки


О Меdia-day.ru | Выходные данные | Реклама на сайте | Написать письмо | Карта сайта | Подписка